16:01 

Эффект Лестрейда

Baiba
Название: Эффект Лестрейда
Автор: Baiba
Бета: Rama-ya-na, Lorellin, Vedma_Natka, КП
Пейринг: Майкрофт Холмс/Грегори Лестрейд
Рейтинг: PG
Жанр: романс, херт/комфорт, АУ, фантастика
Категория: слэш
Размер: 11 200 слов
Саммари: Если вы обладатель суперспособностей — приготовьтесь ради Служения обществу отказаться от всего, что вам дорого. Или станьте умнее всех, влиятельнее, хитрее — и установите свои правила.
Примечание: Написано для «Большой Игры-3» на Slash World форуме.



Сегодня все были одеты торжественно — в вечерние платья и смокинги.

Майкрофт перебегал из одной комнаты в другую, не заглядывая в лица, не встречаясь ни с кем взглядом, не реагируя на оклики. Некоторые пытались его удержать, он уворачивался от чужих рук и спешил дальше. За спиной раздавались смешки. Смеялись наверняка над ним, но ему было все равно. Он побежал на другой этаж, перепрыгивая через две ступеньки. Днем Майкрофт часто падал на отполированном до блеска паркете, но сейчас босые ступни помогали удерживать баланс, только вот пижамные брюки все время норовили соскользнуть, и их приходилось придерживать.

— Что ты здесь делаешь? — наконец услышал он строгий голос и остановился, тяжело дыша. Его лоб покрылся испариной, длинная челка прилипла ко лбу и мешала обзору.

— Мне снова приснился страшный сон, — он бросился было к ногам матери, чтобы прижаться, обхватить их руками, но та резко отстранилась, не позволив. Майкрофт быстро опомнился и сделал ровно три шага назад, отступая на то расстояние, которое его научили соблюдать рядом с окружающими, и этим моментально выдал тайну, которую пыталась сохранить его семья. В зале на какое-то мгновение стало совсем тихо, а потом почти сразу со всех сторон начал раздаваться шепот. Слухи подтвердились, у Холмсов на самом деле родился...

«Видящий».

Майкрофт уже слышал это слово и знал, что так его теперь называют, хотя и не понимал всей полноты его значения. Как была ему непонятна и почтительность, даже благоговейный трепет, с которыми люди относились к нему после того, как обнаруживали его дар.

Густо покрасневший, он стоял, опустив глаза, в центре образовавшегося круга. Если бы только мама не смотрела на него так осуждающе!

— Мне очень жаль, — робко проговорил он.

— Я провожу тебя в спальню.

Майкрофт еле поспевал за стремительно покидавшей зал матерью, а где-то глубоко в мозгу зарождалась пока еще слабая, ноющая боль, похожая на отдаленный шум в голове.


На маленьком столике рядом с горевшей тусклым светом лампой лежала стопка книг.

— Хочешь, я тебе почитаю? Это поможет тебе заснуть. — Мама больше не выглядела рассерженной, только грустной, и Майкрофт снова рискнул заговорить о том, что его беспокоило.

— В моем сне...

— Ты же знаешь, это не обязательно случится. Ты видел не будущее, а всего лишь один из возможных вариантов.

Майкрофт стал всхлипывать.

— Я скучаю по Мэри.

Он хотел, чтобы все снова стало прежним. Обычным.

— У тебя теперь есть наставник.

— Да, — чтобы не расстраивать мать, он предпочел промолчать о том, что наставник — это совсем не его няня Мэри, которая знала тысячу интересных игр, угощала конфетами в неположенное время и позволяла забираться к себе на колени, чтобы обнять за шею. Наставника не обнимешь, никого больше не обнимешь. Ему нельзя.

— Ты должен быть сильным.

— Да, — снова согласился Майкрофт и прижал к себе любимого плюшевого медведя.

Виктория Холмс погасила лампу. У двери она остановилась.

«Ему только пять!», — вспомнила она разговор, произошедший сразу после прибытия в имение Холмсов человека королевы. Сделала ли она тогда все возможное, чтобы опротестовать жестокое решение наставника?

«Ему уже пять. Вам прекрасно известны наши планы относительно мальчика. У нас мало времени, я должен подготовить его к скорому служению и научить пользоваться данной ему силой».

«Майкрофт сильно расстроится из-за отъезда няни».

«Главное — сохранять верность своему предназначению. Любые эмоции, привязанности делают дух Видящего слабее. Чем скорее он осознает это, тем быстрее закончится период адаптации. Он слишком мал, чтобы сделать правильный выбор самостоятельно, но вы можете сделать его за сына. Вы ведь хотите, чтоб его перестали мучить спонтанные видения и головные боли?»

Она хотела.

— Майкрофт? — донесся из темноты ее голос.

— Да?

— Спокойной ночи.

Тихонько стукнула дверь. Услышав удаляющиеся шаги, Майкрофт еще крепче прижал к себе игрушку. Слезы быстро впитывались в искусственный мех, он становился сырым, и казалось, медведь плакал вместе с мальчиком.

***


Проснулся он от луча яркого солнечного света, слепящего даже сквозь закрытые веки. С усилием открыл глаза и глянул на часы, чтобы проверить, сколько времени у него осталось до урока. Сегодня они весь день будут тренировать концентрацию внимания, начнут с дыхательных упражнений в саду, потом продолжат занятие в городе. Майкрофту сложно давались медитационные практики, временами казалось, что за все четыре года обучения с наставником он так и не добился в них прогресса. Хотя очень старался. Сначала безупречным послушанием пытаясь угодить тем, кто возлагал на него так много надежд, потом ради себя самого. Его более не мучили головные боли, но постоянным стал шум из обрывков слов, образов. Половину из них Майкрофт не понимал, другая половина была бесполезна. Он мечтал о дне, когда в его голове наступит тишина.

Майкрофт принял душ, оделся и спустился вниз завтракать.

Когда-то кухня была для него любимым местом в доме. Здесь они с няней готовили по утрам блинчики, а потом угощали ими всех подряд: маму, горничных, конюха, или жарили омлет со смешными рожицами из помидоров и оливок. Бывало, делали и два омлета, соревнуясь, у кого рожица получится забавнее. А однажды лепили шоколадные конфеты с половинкой грецкого ореха внутри. Завернули их в цветную фольгу, и конфеты вышли совсем как настоящие, из магазина. Майкрофту казалось, что он все еще помнит их вкус. В те времена он обладал привилегией первым пробовать блюда перед подачей на стол и облизывать ложки со сладким кремом. Мать жаловалась, что он вырастет в очень толстого джентльмена, если не прекратит проводить столько времени на кухне, но все равно не запрещала ему туда приходить и не делала замечаний Мэри.

При его появлении женщины, работающие на кухне, замолчали.

— Доброе утро, — сказал он.

— Доброе утро, — ответила ему с напускной приветливостью повариха, миссис Кормет. — Как спалось?

— Спасибо, хорошо, — с некоторых пор Майкрофт научился распознавать фальшивые интонации и произносить неискренние ответы.

На столе его уже ожидала тарелка каши и яблоко.

«В избалованном теле не может пребывать крепкий дух», — в памяти всплыло одно из многочисленных правил наставника. Блинчики, политые малиновым или шоколадным сиропом, остались в прошлом, а каша была всегда пресной и словно нарочно отвратительной на вкус.

Он откусил от яблока и положил в рот первую ложку каши, так было слаще.

Поварихи вернулись к своим делам: миссис Кормет резала овощи, ее помощница взбивала пудинг. Иногда они заговаривали с Майкрофтом — о погоде или учебе, никогда не спрашивая об особых занятиях, только о математике или иностранных языках.

Он мог бы присоединиться к матери, но та наверняка была занята Шерлоком. Самому Майкрофту мама наняла няню еще до рождения, а со вторым ребенком решила обходиться без посторонней помощи, однако Шерлок постоянно плакал, и ей почти все время приходилось держать его на руках, даже во время традиционного совместного завтрака. Поэтому Майкрофт теперь предпочитал есть у себя в комнате или на кухне. В первый раз при виде старшего сына мама уложила младенца в кроватку, но тот тут же принялся негодовать и огласил дом пронзительными воплями. Мать вернулась к кроватке и попыталась успокоить Шерлока ласковыми словами, время от времени кидая на Майкрофта виноватый взгляд. Майкрофт торопливо закончил завтрак и ушел в свою комнату, зная, что за чувством вины непременно последует момент, когда ее попытаются загладить. И понимал, как именно попытаются. Раз все известные способы были в его случае недоступны, оставалось лишь снова и снова повторять, насколько им гордятся. Худшего способа было не придумать, мама гордилась тем, что он ненавидел — его даром. Но Майкрофт так ни разу и не признался ей в истинных чувствах, а талантом читать его мысли мама, к счастью, не обладала.

Не знала она и о том, с какой бы радостью он махнулся своим «виденьем» на любую бесполезную способность. С той же миссис Кормет, к примеру, которая умела находить потерянные вещи. Хотя такой дар вовсе не назовешь пустячным, когда в помощницах работает рассеянная и забывчивая девушка Лиза.

Поменялся бы он и с самой Лизой, с легкостью распутывающей любую нить. Пожелай она, и ее бы с радостью приняли в гильдию ремесленников-ткачей. Не то чтобы Майкрофт мечтал стать ткачом, но тогда он смог бы выбрать себе профессию, как Лиза предпочла прядению кулинарию.

С кем бы он не обменивался, так это с отцом. Майкрофт почти не встречался с ним. С фото на него смотрел крупный мужчина, с виду всегда спокойный и хладнокровный. Он редко приезжал в загородное имение, будучи вечно занят на правительственной службе в Лондоне или где-нибудь за границей. Он не был министром или дипломатом, всегда в тени, только наблюдатель и неприметный статист при встречах на высшем уровне. Мало кто знал, что именно от его решения зависел результат переговоров.

Его дар был распознавать ложь.

Он узнал о способности Майкрофта из письма жены и уже на следующий день был дома, с порога рванул к сыну и лихорадочным жестом схватил в объятья. И в тот же момент неясные картины будущего яркими всполохами закружились в голове Майкрофта. Он закричал. Отец отпустил его и затем в бессильном ужасе наблюдал, как сын падает на пол, сжимая виски руками.

Вечером, зайдя в детскую, он сказал, что не хотел для сына той судьбы, которая выпала и ему самому. И что, делая из него полезный инструмент для государства, у него отбирают право быть человеком. У правдовидцев имелся один существенный недостаток, такие люди не умели обманывать. Тем более, если напивались до состояния, когда с трудом держались на ногах.


Майкрофт поблагодарил за завтрак и встал из-за стола.

***


— Грег, вернись немедленно! — раздалось за его спиной, и Грег в ту же секунду юркнул за стеллажи с сухими завтраками.

Не хватало еще, чтоб мама ему все веселье испортила. У него были дела и поинтереснее, чем заполнять бездонную тележку бобами и замороженными овощами. В отдел игрушек завезли новых трансформеров, надо срочно проверить, не купил ли кто-нибудь то, что он присмотрел себе на день рождения. Через два месяца ему исполнялось девять лет.

— Грег! — снова крикнула мама. Ох и сердитым же был ее голос!

Низко пригибаясь, Грег пробирался вдоль стеллажа, пока не уперся головой в чьи-то ноги.

Он решил обогнуть их, но когда подался вправо, ноги тоже шагнули вправо. Грег двинулся влево, но и там ему перегородили дорогу. Отступать было некуда, позади его ожидали мама и бобы. Он с досадой вздохнул, присел на корточки и поднял взгляд.

И тут же удивленное восклицание слетело с его губ. Перед ним стоял спецагент! Именно такой, каких показывали в фильмах про Джеймса Бонда: широкоплечий, в черном костюме, с непроницаемым лицом и волевым подбородком. У него даже была рация в ухе! Грег тотчас сообразил, что в магазине происходило нечто из ряда вон выходящее, а сам он мешал проведению секретной операции. Прикинув, он признал, что выбирая между безопасностью страны и трансформерами, приоритет надо отдать стране, и поднялся с пола. Только тогда он обнаружил, что дальше по проходу находился еще один человек — мальчишка чуть повыше его, с бледным лицом и копной каштановых волос. Грег знал в городе каждого ровесника, с одними дружил, с другими враждовал, а этого видел впервые. На мальчике был костюм. И галстук. В каникулы! Грег подозрительно сощурил глаза. Мальчик смотрел на него сверху вниз, что не понравилось Грегу, и он с вызовом задрал подбородок, забыв на время о спецагенте.

— Ты кто? — наконец спросил он.

Незнакомец обернулся посмотреть на еще одного своего сопровождающего — тощего, как жердь, старика. Коротко кивнув, тот дал разрешение ответить.

Мальчик сразу будто вытянулся, став еще выше.

— Майкрофт Холмс.

— А я Грег, — подумав, Грег добавил: — Лестрейд. Что ты тут делаешь?

Майкрофт неопределенно пожал плечами.

— А я иду в отдел игрушек, там трансформеров новых выставили, хочешь со мной? Ты кого больше любишь — Оптимуса Прайма или Бамбалби? Я — Бамбалби!

— Я не играю в игрушки.

— Они не игрушки, они роботы и супергерои!

— Роботы?

— Да, самые настоящие, — Грег засунул руку в задний карман джинсов и достал маленького трансформера.

— Это Оптимус Прайм. Он там самый сильный и умный.

Майкрофт осторожно взял протянутую ему маленькую фигурку, стараясь не коснуться Грега. Он знал, что хлопчатобумажные перчатки на его руках — слишком ненадежный барьер между ним и другими людьми.

— У него нет одной ноги.

— Бедный Оптимус был ранен в бою, — вздохнул Грег.

— Роботы — механизмы, они ничего не чувствуют.

— Они же живые, а живые все чувствуют.

— Они пластмассовые, — Майкрофт вернул игрушку.

Грег открыл рот, чтобы возразить, но тут за его спиной раздался грозный мамин голос:

— Вот ты где! Прошу прощения, надеюсь, он вам не сильно досаждал? Сколько раз тебе говорила, не приставай к людям! — мама схватила его за плечо, тряхнула и повела к тележке, но старик вдруг окликнул ее:

— Простите, можно вас на пару слов?

Мама кинула на сына быстрый взгляд.

— Я тут ни при чем, — на всякий случай попытался оправдаться Грег.



— А там десиптиконы... а автоботы как врежут им!..

— Пора. Попрощайся со своим новым другом, Майкрофт.

Занятый пересказом любимого комикса, Грег так увлекся, что и забыл про взрослых.

— А как же «Макдональдс»? Мы могли бы пойти все вместе, — он с надеждой посмотрел на спецагента и старика, но лица у тех оставались одинаково бесстрастными.

— Вы еще увидитесь с Майкрофтом, я приглашаю тебя к нам в гости, — вдруг проговорил старик. У детей на какое-то мгновение одинаково удивленно приоткрылись рты. — Что скажете?

— Было бы здорово, — спохватившись, ответил Грег.

— Тогда до завтра, — подтвердил старик.

Мама тащила за собой Грега, а тот все время оборачивался на странную троицу, которая продолжала неотрывно смотреть им вслед.

Ну, надо же, не знать про трансформеров, с какой только планеты они сами прилетели? Он все же изловчился вырваться от матери и подбежал к Майкрофту.

— Держи, а завтра я остальных принесу. Поиграем.

Майкрофт почувствовал, как чужая рука коснулась его ладони, и инстинктивно отпрянул, игрушка упала на пол. Грег уже убежал, когда Майкрофт наклонился ее подобрать.

— Зачем вы его позвали? — спросил он наставника.

— На редкость надоедливый ребенок. Научишься абстрагироваться от него — дальше будет совсем просто.

***


Грега привезли в особняк ровно в двенадцать. Стоя у окна, Майкрофт наблюдал, как он входит в дом. Торчащие при прошлой встрече волосы были на этот раз уложены в аккуратный пробор, а джинсы с майкой Грегу сменили на нескладный костюм: коротковатый в рукавах пиджак и брюки со стрелками, смотрящими в разные стороны.

— Мама мне все рассказала, ты — Видящий! — вместо приветствия сказал Грег, разве что не подпрыгивающий от нетерпения и любопытства.

— Звучит более захватывающе, чем оно есть на самом деле.

— Нет, это классно!

— А какой дар у тебя?

От заданного вопроса энтузиазм Грега приутих.

— Я не знаю. Мама с папой говорят, что он еще откроется, но может, и нет никакого, так ведь тоже бывает.

— Очень редко.

— С кем-то все равно случается. Почему не со мной?

Видно было, что Грега пугала и расстраивала подобная перспектива, но он старался не подавать виду: отсутствие дара, хоть самого ничтожного, обществом приравнивалось к уродству. Не к инвалидности, а именно к уродству, вместо положенного сочувствия «пустышки» вызывали брезгливость.

— С тобой такого не произойдет.

— Ты это видишь, да? — глаза Грега широко распахнулись, в них читались надежда и облегчение. — Ух ты! А что ты еще видишь? Кем я стану, когда вырасту?

Внезапно он хлопнул ладошкой по губам:

— Мне же запретили спрашивать о будущем! Я просто так скажу, а ты мне не говори, получится у меня или нет. Я хочу быть полицейским. Работать в Скотланд-Ярде и ловить самых крутых бандитов, а кем хочешь быть ты?

— Я буду Видящим.

— А, ну да. Но если не это, то кем тогда?

— Никогда не думал.

— Тогда подумай сейчас.

Майкрофт подумал, но ему так ничего и не представилось, он не видел себя никем другим.

— В этом нет никакого смысла.

— Я бы на твоем месте тоже хотел быть полицейским.

— Я буду тем, кем родился.

— А если ты откажешься?

Майкрофт глянул в камеру, установленную на полке поверх его кровати. Наставник наверняка за ними наблюдал.

— Мне нельзя иначе. Не позволят.

Они молчали некоторое время. Грег хмурился. Майкрофт думал, продолжает ли он по-прежнему считать его дар «классным»?

Вдруг Грег просиял и воскликнул:

— Тогда ты должен сбежать!

— Куда? — растерялся Майкрофт.

— В Африку! — произнес Грег и довольно рассмеялся.

Мышцы на лице Майкрофта напряглись. Он даже потрогал свои щеки и губы, чтобы удостовериться — он на самом деле улыбался. Наставник, как всегда, оказался прав, не реагировать на Грега у него не получалось.

***


Прошел месяц. Грега каждый день привозили в особняк ровно на два часа, ни минутой больше. Казалось, наставник решил не вмешиваться в их общение, и мальчики пользовались предоставленной свободой, с удовольствием занимаясь в отведенное им время всякой...

— Фигней... — прошептал Майкрофт, вспоминая их встречи. Ему нравилось, как звучит слово, а еще ему нравилось этой самой «фигней» заниматься. Сначала Грег попытался вовлечь Майкрофта в игру с трансформерами, но быстро передумал, поняв его неспособность сопереживать выдуманным героям. Зато научил игре в «Скрэббл» и пополнил словарный запас Майкрофта на пару дюжин слов. Майкрофт в свою очередь научил Грега шахматным азам и простенькой мелодии на рояле, которую можно было сыграть одним пальцем.

В отличие от наставника, домочадцы постоянно интересовались новым другом, будто обрадовались, что наконец-то нашли тему для разговора с Майкрофтом. Он рассказывал им, как важно взаимодействие с людьми для развития его способностей, и молчал о том, что на самом деле полностью «забил» на поставленную перед ним задачу — игнорировать Грега эмоционально.

— Забил, — тихо проговорил Майкрофт. Это слово ему тоже нравилось.

А еще было здорово обсуждать намечающийся побег. После некоторых сомнений Грег решил бежать вместе с Майкрофтом до Лондонского порта. Он вычитал, что оттуда ходят суда в Африку, и собирался помочь другу пробраться на одно из них. Майкрофт кивал и соглашался, хоть и понимал всю нелепость затеи.

В последнюю встречу они решили, что пора выяснить, насколько серьезно охраняется дом.


В десять вечера под окном совершенно неубедительно каркнула ворона.

Майкрофт забрался на подоконник и ухватился за растущий на стене плющ.

— Давай, Майк, — подбодрил снизу Грег.

Беглец начал спуск. Ветви царапали ему руки, несколько раз он был близок к тому, чтобы сорваться, но все же удержался на тонких плетях.

— Куда теперь? — спросил он, приземлившись рядом с нетерпеливо переминающимся с ноги на ногу Грегом.

— За мной! — скомандовал тот.

Они перелезли через невысокий забор и сразу были атакованы золотистым ретривером. Пес бросился сначала на Грега, лизнул мальчика прямо в нос и радостно облаял, а потом, дружелюбно виляя хвостом, подбежал к Майкрофту.

— Это Триша? — быстро спросил Майкрофт и попятился.

— Да, увязалась за мной.

Собака решила выказать расположение и другу хозяина, встала на задние лапы, принялась облизывать лицо Майкрофта, и тот от неожиданности свалился на землю.

— Триша, нет!

Грег схватился за ошейник и потянул на себя.

— Фу, фу, нельзя!

Но собака послушалась лишь когда сама решила отпустить мокрую от слюны жертву.

— Ты в порядке?

— Похоже на то, — с сомнением произнес Майкрофт, вытирая лицо рукавом куртки.

— Ты ее не бойся, она хорошая.

Но Майкрофт не боялся. Его опасения были другого рода: «Видящие» читали будущее не только людей, но и животных, и подобный опыт мог оказаться гораздо болезненней, чем с человеком. Когда-то именно по этой причине из дома убрали всех собак, кота и даже лошадей, хотя конюшня располагалась в трехстах ярдах от дома.

Но он не почувствовал Тришу!

Стоило проверить.

Он снял перчатку и подошел к собаке, которую все еще удерживал Грег, погладил по ее спине. Снова прислушался — тишина.

Гул от Грега шел постоянным потоком, если бы он захотел, то в любой момент мог увидеть его будущее, но не собаки. Выходило, он был лишен способности «видеть» животных. Или собак, или конкретно эту.

— Ты можешь дотрагиваться до нее?

Майкрофт кивнул.

— Здорово! — Грег выпустил из рук ошейник и направился к прислоненному у забора велосипеду. — Садись на багажник!

Подготовленное убежище находилось примерно в километре от дома Майкрофта. Это был старый разрушенный дом, когда-то сгоревший почти до основания. Сохранились лишь три стены и подвал. В нем они и решили прятаться первые дни настоящего побега. Грег все продумал, для начала заполнил подвал необходимыми припасами. На запыленных полках теперь лежали его трофеи, стащенные из кладовой матери: банки с огурцами и капустой, варенье, сок и несколько килограммов картошки. Ещё он принес из дома старые одеяла и посуду. Грегу не терпелось похвастаться своими успехами, так что он велел Майкрофту держаться покрепче и поднажал на педали. Триша радостно крутилась вокруг них, то убегая вперед, то ныряя в растущие по краю дороги кусты.


Ночь была теплой и светлой, Майкрофт прислонился к краю разрушенной стены и наблюдал, как Грег разводит огонь на лужайке у дома. С тех пор, как он искренне похвалил друга, у того с лица не сходила довольная улыбка. Правда, они себе чуть шеи не сломали, спускаясь в темноте по ненадежным ступенькам в подвал, но ведь не сломали! Фонарик Грег пообещал добыть в следующий раз, а пока у них был целый коробок спичек.

Энтузиазм оказался заразителен, глядя на Грега, хотелось верить в невероятное — у них все получится. Они вместе уплывут в трюме корабля в Африку или улетят в волшебную страну на воздушных шариках.

Пытаясь поджечь полено, Грег чиркал спичками — одна, вторая, третья, — они догорали почти до основания, начинали обжигать пальцы, а костер все не занимался. Дрова он подготовил заранее, поэтому они намокли под дождем, а жидкость для растопки или хотя бы бумагу он прихватить забыл.

Майкрофт подошел и встал рядом. Триша ткнулась носом в его ладонь и прошлась языком по пальцам, он в ответ почесал ее за ухом. Прикасаться к кому-то живому было странно, он чувствовал себя неуклюжим, неловким. Даже с собакой.

— Оставь.

В ответ только раздалось сопение, Грег упорно пытался поджечь дрова.

— Нам нельзя разводить огонь, если не хотим быть пойманными.

— У меня с собой сосиски.

Голос Грега звучал одновременно и упрямо, и расстроенно, Майкрофт поспешил ободрить друга:

— Я люблю их есть холодными.

Это было неправдой, на самом деле он их не ел вообще. Не потому, что наставник не разрешал, вряд ли сосисками возможно разбаловать тело, просто поварам не приходило в голову такое готовить.

— Ну ладно, — наконец согласился Грег. — Триша, рюкзак!

Собака рванула с места и притащила в зубах сумку, из которой немедленно извлекли пакетики с желейными конфетами, шоколадные батончики, сосиски, чипсы и большую бутылку газировки.

— Мне это запрещено, — сказал Майкрофт и прикусил губу, разглядывая приготовленную для пиршества еду.

— Ага, — Грег расплылся в лукавой улыбке и открыл «Колу». Раздалось характерное шипение, и рот Майкрофта моментально наполнился слюной.

Он припал к горлышку. Это было сладко и вкусно. Он пил, пока глаза не наполнились слезами из-за ударивших в нос пузырьков газа.

Грег внимательно наблюдал за ним, а потом сказал:

— В Африке будем пить только «Кока-колу».

Так он впервые пообещал Майкрофту, что пойдет с ним до самого конца.

Потом вскочил, склонился в дурашливом поклоне и сделал широкий жест, предлагая угощение:

— Что желаете на ужин?

— Шоколад!

— Прекрасный выбор, сэр!

Смеясь, они разорвали упаковки и с жадностью набросились на еду.


— Почему ты идешь со мной? — спросил Майкрофт через некоторое время.

— Потому что ты без меня пропадешь. И потому что я хочу быть с тобой.

— А как же твоя семья и друзья?

— Тебе я нужнее.

В носу у Майкрофта стало щекотно, как будто в него снова ударили пузырьки лимонада.

Он не знал, что сказать, и поэтому просто произнес: «спасибо», а потом подвинулся к Трише, обнял и уткнулся лицом в ее шею.

— Мы можем забрать Тришу с собой, — предложил Грег. — Из нее выйдет классный охотник.

Собака вынула морду из распотрошенного пакета с сосисками и посмотрела на хозяина. Майкрофт готов был поклясться, что увидел в ее глазах удивление, и не мог не согласиться с Тришей: вряд ли она ловила в своей жизни что-то крупнее мухи.

— Тогда точно надо брать с собой.

— Только мы пока не можем, у нее будут щенки.

— Щенки? — удивился Майкрофт и потрогал живот ретривера.

— Через месяц. Так мама сказала.

Месяц... Целая вечность.

Майкрофт с тоской посмотрел на дорогу, лентой уходившую в темный лес, и произнес:

— Мы подождем. За это время еще лучше подготовимся, ведь для морского путешествия нам понадобится много вещей.

Грег зевнул и согласился.

Мальчики легли, прижавшись с двух сторон к теплым бокам собаки, и закутались в одеяла.

Под щекой Майкрофта сильно билось чужое сердце. Он вдыхал запах шерсти, но и сквозь него пробивался аромат ночного леса и прошлогодних листьев, мокрой земли и старого кирпича.

А еще чудилось, что пахнет Атлантическим океаном. Это был запах свободы.

— Я запомню все это, и тогда оно останется со мной навсегда, — тихо прошептал он, засыпая.

***


Позже Майкрофт думал о том, что он знал заранее и предвидел, чем закончится их поход и игнорирование указаний наставника.

Понимал еще до того, как из подъехавшей машины вместо Грега вышла незнакомая девочка.

И все же в тот момент, когда шофер повел ее в дом, он почувствовал, как в душе начала расти и шириться холодная пустота разочарования. Он с силой сжал пальцами подоконник. Вот и все.

За спиной раздались шаги. Майкрофт решил, что это наставник, но оказалось, что ночью, пока он был с Грегом, приехал отец.

— Грега больше не будет?

— Нет.

— Он так наказал меня?

— Преподал урок.

— Показал, что я никогда не получу желаемое?

— Ты привыкнешь или смиришься.

— А если я не захочу?

— Они не оставят тебе выбора.

На лице Майкрофта отразилось отчаяние.

Отец нервно прошелся по комнате, потом встал так, чтобы оказаться спиной к камере наблюдения, и понизил голос до шепота:

— Или борись с ними. Стань умнее их всех, влиятельнее, хитрее, установи свои правила, заставь их бояться тебя.

— Но это невозможно.

Отец улыбнулся.

— Возможно.

Майкрофт отрицательно покачал головой.

— Ты потом решишь, получится у тебя или нет. А пока познакомься с новой гостьей и постарайся впечатлить наставника усвоенным уроком.

— Какой в этом смысл?

— Докажи, что ты готов к служению, и мне позволят забрать тебя в Лондон. В Лондоне ты будешь жить со мной. Понимаешь — со мной.

— Они тебя спросят обо мне, и ты скажешь правду.

— Я доказал им свою лояльность, вряд ли они решат ее снова испытать.

Майкрофт задумался, потом спросил:

— А ты сам пытался пойти против них?

— Я попробую ради тебя, — отец взял руку Майкрофта в свою, а затем опустился перед ним на колени и обнял.

...Совещания, поездки, незнакомые люди, знакомые, он сам... Майкрофт не всматривался в будущее отца, и оно проносилось мимо него, как прокручиваемая в ускоренном режиме кинопленка.

Потом все, что было — это яркий свет обступившего со всех сторон пламени. У него горели и обугливались руки, он кричал, не переставая, от боли и ужаса, а самолет все падал и падал.

— Отпусти меня, — говорить было сложно, горло саднило, словно это он кричал там, в самолете.

— Прости, я не знаю, что на меня нашло.

— Это ничего, я в порядке.

— Забавно, не помню, когда ты лгал мне в последний раз.

Майкрофт отвернулся к окну и зажмурился, пытаясь справиться с нахлынувшим ужасом, затем заставил себя расслабиться — мускул за мускулом, нерв за нервом. Он успокоил дыхание и усмирил сердцебиение, взял под полный контроль разум, изгнав последние обрывки видения.

***


С того дня сознание Майкрофта будто разделилось. Один «он» сосредоточено и методично искал возможности исполнить подсказанное отцом и в то же время радовал наставника, безукоризненно следуя инструкциям, был безразличен, собран, далеко продвинулся в умении управлять даром.

Другого «себя» он запер в воспоминаниях, в разрушенном доме рядом с Грегом и Тришей, оберегая эту часть души от любого постороннего вмешательства.

Надолго ли, навсегда ли, Майкрофт не знал.

К концу осени наставник решил, что Видящий готов к служению.

— Мы ведь не прощаемся? — неуверенно спросила мать, зайдя в комнату к Майкрофту, где тот аккуратными стопками складывал на кровати одежду из шкафа.

— Конечно, нет.

Но Виктория Холмс чувствовала иначе. Впрочем, в последнее время сын отдалился от нее настолько, что его отъезд воспринимался лишь формальностью.

Рядом с собранными вещами лежала маленькая игрушка.

— Что это?

— Оптимус Прайм... Это игрушка Грега.

— Знаешь, он все еще приходит сюда.

Майкрофт едва заметно кивнул.

— Его не пускают дальше ворот, а он все равно возвращается. Он по-настоящему к тебе привязался, — мать говорила слегка удивленным тоном, словно не понимая, что мог обычный, жизнерадостный мальчик найти в общении с ее сыном. — Наверное, надо позвонить ему и сказать, что ты уезжаешь?

— Не надо! — резко ответил Майкрофт и поморщился. «Будь осторожнее», — напомнил он себе. Потом кивнул в сторону игрушки, — отдай ее Шерлоку.

И продолжил собирать чемодан.

***


Звонок миссис Холмс застал Грега врасплох. Он уже позавтракал и собирался пойти в школу, когда грустный женский голос сообщил, что Майкрофт уезжает в Лондон и поэтому Грегу больше не надо приходить к их дому, надеясь на встречу.

Грег бросил трубку, не попрощавшись.

Это был их последний шанс. Сейчас или никогда.

Он выкинул из рюкзака учебники и стал спешно запихивать в него совсем другие вещи: несколько теплых свитеров, складной нож, фонарик, компас и еще консервные банки, которые пока не успел отвезти в тайное убежище. Грег разбил копилку и сложил ее содержимое в целлофановый пакет — шестьдесят два фунта. Это были деньги, которые ему подарили на день рождения, и десятка, которую он заработал, убирая листья в соседском саду.

От устроенного им грохота проснулась мама, отдыхавшая после вечерней смены. Она вошла в детскую в ночной рубашке и увидела сборы.

— Ох, милый, — прошептала она, опускаясь на кровать и беря с подушки прощальную записку, написанную Грегом заранее, еще несколько месяцев назад.

Грег бросился обнять маму.

— Я возьму удочки отца, можно?

— Конечно.

— Обещаю написать, как только смогу.

Мама вздохнула:

— А я позвоню в школу, скажу, что тебя сегодня не будет.


Грег крутил педали из всех сил. Плана, как вызволять Майкрофта, у него не было, но сейчас главное — успеть, а там он что-нибудь придумает.

Еще немного, и лес поредел, из-за деревьев показался дом Майкрофта. И черная машина у ворот. Дорога шла большим крюком в обход поля, Грег бросил велосипед в лужу и побежал напрямик.

Удочки, пристегнутые к рюкзаку, сползли вниз и теперь волочились по земле, цепляясь за траву. Грег скинул мешающий рюкзак и побежал еще быстрее.

— Стойте! — громко закричал он, размахивая руками. — Стойте!

Споткнулся о камень, упал, порвав штанину и ободрав до крови коленку.

От обиды по щекам Грега потекли слезы, он размазал их грязной ладошкой по лицу. И попытался встать, шумно всхлипывая при каждом вздохе.

«Сдавайся!» — прозвучал в голове противный голос его одноклассника Джейка. Но Грег никогда не сдавался, даже если из-за этого его не брали играть в супергероев. Его ловили, обступали со всех сторон, отбирали щит и ломали самодельный меч, но не могли добиться, чтобы он признал поражение.

Грег стиснул зубы и захромал в сторону дома. Оставалось всего чуть-чуть, уже можно было разглядеть голову Майкрофта в салоне автомобиля. Он почему-то сидел отвернувшись и не смотрел в сторону друга. А машина набирала скорость.

— Майк!

@темы: Шерлок, Моё, Меня можно и почитать

URL
Комментарии
2013-06-15 в 16:07 

Baiba
читать дальше

URL
2013-06-15 в 16:08 

Baiba
читать дальше

URL
2013-06-15 в 16:12 

Baiba
читать дальше

URL
2013-06-15 в 16:14 

Baiba
читать дальше

URL
2013-06-15 в 16:20 

Baiba
читать дальше

URL
2013-06-15 в 16:20 

Baiba
читать дальше

URL
2013-06-27 в 21:37 

:hlop::hlop::hlop:

2013-06-27 в 21:39 

Baiba
Спасибо))) Я так не уверена с этим фиком, и уже не понимаю, было ли хоть кому-то его приятно читать)))

URL
2013-06-28 в 20:52 

.Вещь не в себе
после того, как чека выдернута, мистер граната нам более не друг
мне было приятно. не сомневайтесь, милый автор:kiss:

2013-07-11 в 17:21 

Камики
Жить сложно, но вы там держитесь, ага.
:five: спасибо! Прочитала на одном дыхании.

2013-07-11 в 18:06 

Baiba
URL
2013-08-30 в 00:16 

cat_kowalski
Тра-та-та, тра-та-та! Размножаем мы кота! Глупая котяра! В ксероксе застряла!
Baiba, прелестная история, спасибо)

2013-08-30 в 00:23 

Baiba
:dance3:

URL
2013-08-30 в 00:32 

Baiba
Вернулась)
cat_kowalski, так вы автор того косплея! Пользуясь случаем, а новых идей нет? Еще хочу)

URL
2013-10-27 в 23:21 

β
Спасибо! Такое чувство после чтения, будто мне снова лет восемь :) Положил фик на полочку "от уныния" в "аптечке" :)

2013-10-28 в 03:19 

Baiba
:buddy:

URL
2013-11-05 в 02:24 

β
Вернулся, перечитал :inlove:

2013-11-05 в 02:36 

Baiba
Все уже прочитано?)) У меня у самой постоянная нехватка майстрада в организме, и это при том, что я еще и на английском слежу за всеми новыми фиками.

URL
2013-11-05 в 10:56 

β
Baiba, зачем всё? От нового никогда не знаешь, чего ждать. А этот в аптечке уже лежит :)

2013-11-15 в 00:11 

Белое облачко;)
Браво!!!!! Сильно и чувственно, огромное спасибо автору за столь замечательное творение!!!

2013-11-18 в 17:23 

Неттл
один из самых любимых фиков))
всегда интересно, когда герои попадают в непривычные обстоятельства и ведут себя изначальноиначе - а все потому что конец все равно счастливый)) :red: :inlove:

2013-11-18 в 21:39 

Baiba
Белое облачко;), Неттл, спасибо огромное, каждый отзыв под этим рассказом гладит, как десять под другими :(:inlove:

URL
2013-11-18 в 22:28 

β
Baiba, а я вчера перечитывал :white:

2013-11-18 в 22:31 

Baiba
:lol:
Думаю, больше чем ты только я с редактором читали рассказ :sunny:

URL
2013-11-18 в 22:33 

β
Baiba, ещё не вечер ;)

2014-02-10 в 21:16 

Без муза зопа
Усталый человек не робкого десятка// находим гармонию там, где вы находите хрен
Baiba, спасибо Вам большое за это произведение. Я терпеть не могу сверхспособное/паранормальное/антиутопическое и т.д., и тем не менее Ваша работа мне понравилась и как очередная история любимого пейринга, и как самостоятельное произведение.
Здорово! Вдохновения Вам.

2014-02-10 в 21:28 

Baiba
Без муза зопа, спасибо :heart:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Стокгольмский синдром

главная